Алина Ковалева: «Коллекционный дизайн — это “код узнавания”»

Восьмого апреля на Трехгорной мануфактуре открывается «Палисандр» — первая в Москве галерея коллекционного дизайна. Дебютная выставка «Midcentury: дизайнерская мебель и абстрактная живопись» будет посвящена синтезу искусств, станкового и прикладного, относящегося к 1950–60-м годам. Основатель галереи искусствовед Алина Ковалева накануне вернисажа поделилась с ARTANDHOUSES своей личной story of design.

Как вы начали заниматься темой дизайна?

Дизайн интересует меня уже несколько лет. По образованию я искусствовед. Училась в Москве в Суриковском институте, диплом MBA получала в Париже. Искусство ХХ века, особенно второй его половины, меня всегда привлекало. В Париже меня окружала компания людей, увлеченных дизайном, и это оказалось заразным. С тех пор «болею»: езжу на ярмарки, выставки, смотрю, что-то порой покупаю на аукционах, в галереях, у дилеров. Это настоящая охота.

Таким образом, галерея стала продолжением собственной коллекции?

Думаю, личная коллекция галериста и экспозиция галереи могут пересекаться. Наши темы — абстрактная живопись и мебель второй половины XX века. Конечно, когда попадаются шикарные предметы ар-деко или других стилевых направлений, трудно пройти мимо. Но это скорей факультативно. В живописи же всё устоявшимся образом «однообразно» — только любимая абстракция. Коллекция — материя живая. Она растет и развивается. Когда начинает работать галерея, возникает большой соблазн подвергнуться «синдрому лавочника», когда расставаться с чем бы то ни было уже становится сложно.

Алина Ковалева: «Коллекционный дизайн — это “код узнавания”»

Выставка «Midcentury: дизайнерская мебель и абстрактная живопись»
Галерея «Палисандр»

Расскажите о своей коллекции.

Коллекционирование, как любая страсть, возникает внезапно и неконтролируемо. Но, как правило, навсегда. Коллекции уже несколько лет, в ней присутствуют предметы датского дизайна, итальянского. Вещи Джо Понти и Карло ди Карли, безусловно, в моей коллекции есть.

Эти объекты живут в вашем интерьере?

Что поместилось дома, там и живет. Помимо того, что это объекты любования, эти предметы выполняют функцию мебели, нами, конечно же, обожаемой. То же самое относится и к живописи. Но большая часть коллекции — суммарно в галерее и на складе.

На выставке вы сделаете акцент в основном на живопись?

Нет, пятьдесят на пятьдесят. Считаю, что это абсолютно синергично. Супердорогого коллекционного дизайна у нас не будет. Какой-нибудь хороший предмет Жана Пруве, Пьера Жаннере, кожаная кушетка Поуля Кьерхольма, за которой все гоняются, сейчас воспринимаются скорее как скульптура.

Алина Ковалева: «Коллекционный дизайн — это “код узнавания”»

Franco Campo & Carlo Graffi
Кресло и этажерка

Нечасто встречаются коллекции, в которых мебель на равных правах с живописью, графикой и скульптурой. Скорее она как дополнение. Но бывают и исключения.

Да, у нас органичный и равноправный союз дизайна и живописи. Эстетика, например, mid-century, передается глубже, когда эти вещи вместе!

Какие имена будут представлены на первой выставке?

Хотим заявить широкий список. Что касается дизайна, это Мис ван дер Роэ, Джо Понти, Ханс Вегнер, Поуль Кьерхольм, Норман Чернер, Арне Воддер. Живопись: Андре Ланской, Жерар Шнейдер, Камиль Бриен, Серж Шаршун, Александр Гарбель, Эди Легран.

Алина Ковалева: «Коллекционный дизайн — это “код узнавания”»

Эди Легран
«Композиция»
1960-е

Расскажите про какою-нибудь вещь, отличающуюся уникальностью, которая будет на выставке.

Вот интересный пример: изящные стулья и кресла из гнутой фанеры американского дизайнера Нормана Чернера. С ними связана полудетективная история. Чернер по заказу фабрики разработал дизайн, а через некоторое время изготовитель заявил, что вещи не пользуются популярностью и, следовательно, с производства их снимают. Но как-то, идя по улице, Чернер заметил в витрине магазина свой стул под названием «Бернардо», предъявил фабрике судебный иск и выиграл. Так вот, у нас есть один из тех самых комплектов с лейблом «Бернардо», недолго выпускавшихся до 1961 года!

Как мне кажется, едва ли можно говорить о моде на коллекционный дизайн. Тем не менее вы решили открыть профильную галерею в Москве. Нет ли тут риска?

Да, коллекционеров дизайна в России пока мало. Коллекционеров живописи, кстати, несравнимо больше. Но процесс идет, увлечение дизайном, столь распространенное на Западе, постепенно доходит и до нас. Коллекционный дизайн способен превратить безликий интерьер в запоминающийся, привнести в него интеллектуальную основу. Все мы любим демонстрировать свои достижения. Но в любом деле нужен проводник. Таковым, как правило, становится декоратор интерьера. Если он мэтр и много повидал, то будет подтягивать клиента до своего уровня. Но бывает, что и сам клиент образован, насмотрен, четко понимает, что хочет. Тогда роль декоратора не основная. В обоих случаях найдется место коллекционному дизайну.

Алина Ковалева: «Коллекционный дизайн — это “код узнавания”»

Norman Cherner
Кресло и стул

И все же коллекционный дизайн требует серьезных инвестиций.

Разумеется, такие приобретения подразумевают определенное эстетство, кругозор, образ жизни, круг общения. Это «код узнавания».

Вместо массовых вещей предлагая произведения искусства, вы намерены воспитывать вкус к хорошим предметам?

Эта наша мечта. Никто в России по понятным причинам не придавал дизайну музейного статуса. Сейчас же хоть что-то делается в этом направлении. Парижанин, например, легко изучит историю дизайна, побывав в Les Arts Décoratifs (Музей декоративного искусства. — ARTANDHOUSES).

Алина Ковалева: «Коллекционный дизайн — это “код узнавания”»

Есть ли у вас какие-то предметы интерьера, из детства может быть, из тех самых 1960-х, которые во многих советских квартирах жили и живут до сих пор?

Мое детство было чуть позже. Но бабушкино кресло в «суровом стиле» с тонкими ножками и лакированными подлокотниками помню, как и полированный сервант.

То есть оно живо и на дачу не уехало?

Да, у бабушки так и стоит. И еще лакированный журнальный столик неправильной формы.

Интересно, как у нас на глазах формируется мода на давно знакомые предметы.

Люди начинают всё это переосмысливать. Понимают, что в тех пропорциях «без излишеств» что-то было.

Алина Ковалева: «Коллекционный дизайн — это “код узнавания”»

Андре Ланской
«Композиция»
1965

Судя по тому, что я уже увидела в галерее, вы создаете интерьер в стилистике 1950–60-х годов.

Проект мы делали с бюро Wowhaus. Индустриальное помещение XIX века, бережно реставрированное, удачно сочетается с эстетикой mid-century. Wowhaus любит использовать дерево, металл, грубую фактуру бетона, сочетание разных цветов стен. Мебель с фрезеровкой в духе 1950–60-х годов делалась на заказ. В галерее есть подиумы и второй уровень, куда ведет лестница, стеллаж, который мы будем постоянно использовать как место хранения книг и каталогов. А экспозицию выстраиваем сами.

Алина Ковалева: «Коллекционный дизайн — это “код узнавания”»

Какие дальнейшие выставочные планы?

Тема первой выставки заявлена. Далее будем разделять дизайн по странам. Планируем выставку советской абстракции — работ Бориса Турецкого, Юрия Злотникова, Владимира Яковлева, Марлена Шпиндлера, мало кому известного, но от этого не менее гениального Павла Лахтунова. Надеюсь, покажем и российских дизайнеров. Ну и будем постоянно обновлять экспозицию по мере новых поступлений и продаж. Также формируем образовательную программу — лекции, семинары, круглые столы, которые, я надеюсь, уже скоро начнут проходить в галерее.

Вы считаете, в России есть дизайн?

Многие пытаются делать что-то любопытное. И мы это покажем, но конкретных имен называть мне бы пока не хотелось.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ