Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Как минимум в половине случаев именно тщательная ручная работа, использование редких технологий и индивидуальный подход к предмету являются отличительными чертами коллекционного дизайна. Интерес к таким объектам традиционно крайне высок по всему миру, а в последнее время и в России появились мастера, работающие в одиночку или небольшими коллективами и создающие уникальные объекты и лимитированные серии. Одна из звезд «нового русского ремесла» — мастер по дереву Денис Милованов, интервью с которым мы уже публиковали. В этом обзоре мы решили обратиться еще к пяти русским дизайнерам-ремесленникам и узнать, как им живется и что их вдохновляет в наш век высоких технологий.

Fly Massive Millworks

Мастерская по производству предметов мебели из массива древесины заявила о себе в конце 2014 года. Тогда коллектив под руководством Макария Щербакова выпустил свою первую коллекцию. Мебель делают по традиционным столярным технологиям вручную, используя исключительно натуральные материалы: массив древесины (дуб, американский орех, клен), латунь, кожу, стекло. Мастерская находится в помещении бывшего космического завода, где царит атрибутика и атмосфера больших ожиданий и надежд. Источниками вдохновения служат шедевры творцов конструктивизма и Баухауза — мастерам Fly Massive очень близка идея создания идеального для человека окружения с использованием лаконичных форм и функциональных предметов. В коллекции мастерской — разнообразные стеллажи, стулья, кресла, консоли, зеркала.

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Макарий Щербаков:

«Стремление человека заниматься ручным трудом не зависит напрямую от уровня технологического прогресса. Ремесло — это желание мастера передать некую энергетику через предмет другим людям, поэтому нам важно не просто сделать что-то любыми способами, а важен сам процесс производства. Черновые работы мы делаем, конечно, с использованием современного оборудования — это и ускоряет процесс, и снижает себестоимость. Но всю финишную отделку, мелкие детали, скосы, доводим вручную. И это заметно: проведите рукой по поверхности, отшлифованной только станком, и поверхности, доведенной вручную, все сразу станет понятно. Мы не вступаем в конкуренцию с крупными фабриками. Невозможно в больших объемах продавать то, что не рассчитано на массовый спрос, поэтому фабрики вынуждены перевыпускать популярные модели, которые годами фигурируют на рынке. Мы же работаем с аудиторией, которая уже насытилась тем, что было модным десять или даже пять лет назад. Фабрики работают для тех, кто следует за трендами, мы работаем для тех, кто эти тренды формирует».

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Фарфоровая мануфактура «РУПОР» («Русский Порцелан»)

В 2009 году предприятие основала Ольга Хейфиц, выпускница искусствоведческого факультета Суриковского института. Здесь производят фарфоровую скульптуру, ориентируясь на традиции послевоенной жанровой пластики. Мастерская начинала с социальных и бытописательных работ — фигурок челночниц с клетчатыми сумками, бизнесменов в малиновых пиджаках, тарелок «Ужин олигарха» и «Секира Черномырдина». За годы работы «РУПОРа» ассортимент расширился и добавились новые серии: это скульптуры, изображающие советские плюшевые игрушки, знаки зодиака, анималистика, расписные тарелки и скульптуры на актуальные темы. В апреле 2017 года мастера показали во Всероссийском музее ДПИ новые работы — расписное блюдо «Денег нет, но вы держитесь», серию скульптур современных детей.

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Ольга Хейфиц:

«Я вижу, как люди устали от массовой продукции. Сегодня всем хочется чего-то теплого, сделанного руками. Это очень чувствуется и в Европе, и у нас. Именно поэтому я рискнула взяться за такое технологически сложное производство, как производство фарфора. При том, что настоящих профи в этой области у нас очень мало. В наших работах мы стремимся отражать сюжеты из современной жизни как в мелкой пластике, так и в расписных тарелках. Такие произведения очень востребованы коллекционерами. Сейчас, к примеру, мы работаем над декоративной тарелкой по теме российской коррупции. В будущее я смотрю с оптимизмом: ручной труд, замысел художника, любовь творца будут всегда востребованы. Ведь театр никуда не исчез с возникновением телевидения».

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Industriart

Основатели компании — выпускники Строгановского училища Кирилл Королев и Дмитрий Борев. С 2009 года они занимаются проектированием и производством мебели в стиле, который сами называют «индустриальный хардкор». Основные материалы, которыми пользуются дизайнеры, — дерево и металл. Industriart решили не останавливаться на производстве классической индустриальной мебели — они создают предметы по собственным проектам, отсылающие к индустриальному стилю лишь техникой изготовления, материалами и конструктивными решениями. Формообразование и функции адаптируются к современному социальному контексту. Брутальная эстетика предметов имеет тот же вес, что и их функциональная составляющая. Большая часть ассортимента мастерской — это вещи, сделанные на заказ для частных клиентов. В портфолио студии есть как мебель для переговорной русского офиса «Майкрософт» и предметы для бара «Фанни Кабани», так и концептуальные вещи, например консоль «Калашников» с перекладиной в виде одноименного автомата.

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Дмитрий Борев:

«Мы получили классическое художественное образование и поэтому используем традиционные способы работы с материалом. Я учился реставрации мебели, Кирилл — проектированию. Нас учили по старинке, проектирование велось на бумаге с помощью карандашей и линеек. У нас нет станков с программным управлением — такое оборудование дает много плюсов, но когда ты видишь изделие, то сразу понимаешь, как оно было сделано, как оно было вырезано или напечатано. Мне больше нравится, когда ты смотришь на предмет и тебе требуется какое-то время, чтобы догадаться, как он был сделан.

Современная дизайнерская мебель является неким компромиссом между идеей и наименее затратным способом воплощения идеи, некой золотой серединой между ценой, формой, технологией. У нас совершенно иной подход. Нельзя сказать, что наш индустриальный стиль сегодня на пике моды, скорее это немного ретроградный стилистический подход, наши вещи чересчур тяжелые, массивные, добротные. Нам нравится делать вещи с тройным запасом прочности. То есть даже если на наш стол сядет слон, то он его не раздавит. Наших заказчиков привлекает эта надежность, мысль, что наша мебель послужит нескольким поколениям семьи. Конечно, это не массовая продукция. Но есть довольно много людей, которые любят, чтобы всё было сделано по старинке. У нас достаточно заказов, а если их было бы больше, то уже началась бы рутина».

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Wood Deed

Экспериментальное мебельное производство, специализирующееся на деревянной мебели для магазинов, шоу-румов и выставочных пространств. Мастерскую открыли в 2011 году Алексей Иншаков и Артем Летунов, а в 2013 году к команде присоединился мебельный мастер Олег Исаев. Сегодня в мастерской работают четыре человека, среди заказчиков — владельцы кафе, лофтовых пространств, архитектурные агентства, поступают запросы и на мебель для дома. Среди работ Wood Deed — интерьер корнера Folklore в универмаге «Цветной», мини-библиотеки для парка Горького, мебель в кафе «Кладовая» и «Юность». Мастера работают исключительно с экологичными древесиной, лаками и красками, а одной из важных задач мастерской считают восстановление традиционных русских орнаментов и техник и их адаптацию к современному мебельному производству.

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Артем Летунов:

«Мне с детства нравилось что-то делать руками, я постоянно что-то разбирал и собирал обратно. Мой дед всегда любил мастерить, сделать что-то самостоятельно с нуля — это настоящее творчество. В век высоких технологий никто не отказывается от деревянных изделий в интерьере, ведь дерево — благородный материал, с ним приятно работать, чего стоит его запах и фактура!

Мы всё делаем вручную, в нашей команде всего четыре человека. Конечно, мы не пилим ручной пилой, а используем высокотехнологичное профессиональное оборудование, но оно — в руках мастера. Мы не конкурируем с промышленным производством, но делаем эксклюзивные вещи, в которых всё продумано до мелочей. Для нас важно слово клиента — пока он не скажет: «Да это именно то, что я хотел», мы не закончим работу. Есть мнение, что очень скоро наступит «крафтовая революция». Действительно, сейчас заметен большой интерес к нашей профессии. За последнее время появилось множество ремесленных мастерских, и мне кажется, что это движение будет развиваться. Не верится, что люди будут покупать мебель, изготовленную 3d-принтером».

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Лера Моисеева

Промышленный дизайнер, родилась в Тарусе, получила диплом социолога в Москве, училась дизайну в Мадриде. Начало творческого пути связано с увлечением керамикой. По окончании обучения решила переехать в Нью-Йорк. Незадолго до переезда на Миланском салоне 2014 года познакомилась с Лукой Никетто, который предложил ей поработать вместе: они осуществили несколько проектов, самый известный из которых — керамический набор «Чебурашка» для фабрики «Дымов Керамика». «Чебурашка» — это и напоминание о советском прошлом, и экскурс в историю, поскольку выбранная техника чернолощеной керамики уходит корнями в глубь веков. Сложенные вместе предметы образуют подобие тотема, имеющего символический подтекст. Идею тотема дизайнеры продолжили и в других проектах — сервизе «Aureola» и кофейном наборе «Mjölk», сделанным для одноименного канадского магазина. Одновременно проекты переосмысляют пиалы, очень популярные в азиатской части России. Еще одна важная работа дизайнера — коллекция «Matryoshka», созданная для муранской фабрики Nason Moretti, славящейся своими узорами на стекле. И снова объекты, придуманные Лерой, собираются в архетипические формы, на этот раз напоминающие русскую матрешку.

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

Лера Моисеева:

«Увлечение керамикой заманило меня в мир дизайна: в тринадцать лет я впервые попала в керамическую мастерскую и попробовала лепить руками. После моих первых работ я всё больше и больше хотела исследовать разные материалы и решила попробовать себя в роли предметного дизайнера. Так я отправилась учиться дизайну в Мадрид: свой дипломный проект, металлический стол «Нарцисс», я создавала в мастерской местного скульптора. Я по-прежнему занимаюсь керамикой, но сейчас чаще проектирую и рисую скетчи, чем делаю вещи сама руками. «Дымов керамика» — одна из моих самых любимых русских мануфактур, ее основатели проделали большую работу по восстановлению старинных технологий производства. Когда я работала с Лукой Никетто, я предложила ему сделать для этой фабрики коллекцию с подчеркнуто традиционными мотивами. А новый мой проект — фарфоровая лампа Lu, сделанная совместно с канадской керамисткой Алиссой Коу, совмещает строгость и минимализм с красотой ручного труда».

Прямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленниковПрямая речь: 5 дизайнеров-ремесленников

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ